Виктор Милуш: «Нам есть, куда расти»

Есть ли польза от строек саммита АТЭС жителям Северного Приморья? Какие населенные пункты здесь будут газифицироваться? Что делается для поддержки лесоперерабатывающей отрасли? Будет ли увеличиваться государственная поддержка малого и среднего бизнеса? Об этом и о многом другом в своем интервью рассказал депутат Законодательного Собрания Приморского края от 19-го избирательного округа Виктор Милуш.

- Виктор Владимирович, принесут ли Северному Приморью какую-то пользу те грандиозные стройки, что сейчас ведутся на юге края?

- Безусловно, они выгодны и нам. Например, выездные дороги, которые сейчас строятся во Владивостоке. Практически каждый житель Приморья время от времени бывает в краевом центре и новые дороги упростят его въезд туда, особенно это касается тех, кому надо попасть в такие отдаленные районы как Чуркин или Тихая. Или Дальневосточный Федеральный университет, строительство которого на острове Русском уже заканчивается. Там выстроен настоящий университетский кампус, где есть и учебные корпуса, и научно-исследовательские институты, и общежития для студентов, и места для проживания преподавателей, и вся сопутствующая инфраструктура. Сделано все, чтобы студенты, среди которых будут и наши дети, могли сосредоточиться только на учебе, не отвлекаясь на житейские проблемы. Я думаю, что это очень хорошо. Благо, что решено было строить такой университет именно в Приморском крае, а не Хабаровском. Я думаю, если бы он достался Хабаровску, для нас это было бы обидно.

Это я перечислил стройки, которые могли бы у жителей Северного Приморья вызывать вопросы о своей пользе. А есть такие, которые я думаю, совершенно не должны вызывать вопросов - очистные сооружения Владивостока, рекультивация главной городской свалки в бухте Горностай и строительство мусороперерабатывающего завода. Эти объекты позволят существенно улучшить экологическое состояние моря у берегов южного Приморья, то есть в местах массового отдыха приморцев. Не вызывает никаких вопросов о полезности для всего края и ведущееся в рамках подготовки к саммиту АТЭС развитие энергетической инфраструктуры. Сетевое хозяйство, новые линии электропередач, которые сейчас строятся, улучшат электроснабжение по всему Приморью, а не только во Владивостоке. А газопроводы и нефтепроводы - может быть, их напрямую к стройкам саммита привязать нельзя, но все равно, если бы не было саммита, не было бы такого активного их строительства. Сейчас газ уже подведен на о. Русский и к владивостокской ТЭЦ-2. Мало того, что владивостокская ТЭЦ-2 представляет собой большую экологическую проблему для города, но для жителей края так же важно, что от нее зависит бесперебойность подачи энергии по всему Приморью. Если ТЭЦ-2 «чихает», то проблемы с энергоснабжением появляются и у нас.

Так что все эти стройки во Владивостоке, безусловно, являются благом для всего края. Я думаю, каждый должен это понимать. Если мы живем в Лучегорске или Дальнереченске, то наши дети все равно поедут туда, чтобы учиться, жить и развиваться. И чем столица Приморского края будет лучше выглядеть, чем больше в ней будет рабочих мест, тем будет лучше всем нам.

- Как известно, сейчас почти половина бюджета Приморского края расходуется на софинансирование строительства объектов саммита АТЭС. Для этого пришлось временно «поджимать» другие статьи расходов. Не получится ли так, что после окончания строительства на краевой бюджет лягут непосильные расходы по содержанию и текущему ремонту построенных объектов, а временное сокращение других статей станет постоянным?

- Конечно, у здравых людей такие мысли появляются. Но надо отметить, что наиболее значимые социальные статьи бюджета не «поджимались» ради саммита. «Поджимались» расходы на строительство дорог, были ограничения на бюджетные расходы, которые могут подождать. Это естественно, потому что строительство ведется на условиях софинансирования, когда основную тяжесть расходов берет на себя федеральный бюджет, а на краевой и иногда муниципальные бюджеты возлагается доля от 5 до 30 процентов. Подобная схема заставляет получателей субсидий из федерального бюджета быть не нахлебниками, а партнерами, и заодно заботиться о своей доходной части, чтобы было что вкладывать. Я думаю, что это правильная бюджетная политика. Поэтому понятно, что в три последних года, когда Приморский край активно готовился к саммиту, его бюджет необходимо было мобилизовать на софинансирование строек. Но при этом учтите, что за это время бюджет Приморского края увеличился более, чем вдвое. В 2006-2007 годах расходная часть бюджета не превышала 40 млрд. руб., а в этом году она может перевалить уже за 100 млрд. руб. Поэтому расходы бюджета на цели, не связанные с саммитом, не так уж сильно и урезаны.

Теперь что касается будущих затрат на содержание. Самый большой и дорогостоящий объект - ДВФУ, он будет полностью содержаться за счет федерального бюджета. Для эксплуатации других объектов будут созданы акционерные общества с участием государства, которые не будут бюджетополучателями. Объекты энергетики будут содержаться за счет энергетиков.

А вот какие дополнительные расходы лягут с будущего года на краевой бюджет (правда, это с саммитом никак не связано), - так это содержание тех объектов здравоохранения, которые сейчас финансируются муниципалитетами. Это порядка 4 млрд. руб. в год. Но жители края от этого безусловно только выиграют, - потому что качество медицинского обслуживания при этом повысится. Все-таки раньше муниципальные бюджеты не всегда могли в полной мере «тянуть» здравоохранение и это отражалось на состоянии наших поликлиник и больниц.

- Программа подготовки Владивостока к саммиту входит в более обширную федеральную целевую программу «Развитие Дальнего Востока и Забайкалья». Кроме «строек саммита», в эту же программу входит и ведущееся сейчас в Приморье строительство газо- и нефтепроводов. Есть ли в этой программе еще какие-то масштабные проекты, близкие к реализации, которые бы касались всех нас?

- Элементом этой программы является развитие энергетики в крае - в частности, строительство Уссурийской ТЭЦ, расширение и модернизация сетевого хозяйства, возведение энергетических объектов на о. Русском. Казалось бы, какое нам дело до Русского? Но эти объекты будут встроены в общую энергосистему края и в критический момент смогут ее поддержать, дав суммарно до 50 МВт дополнительных мощностей.

- Вы упомянули Уссурийскую ТЭЦ. Ее начинали строить еще в 1980-х годах, а затем, в 1990-х, эту стройку заморозили. Сейчас строительство уже возобновилось?

- В последнее время к этой теме возвращались несколько раз. Появлялись китайские инвесторы, затем они ушли. 10 сентября подписано соглашение с инвесторами, одним из которых является РАО ЭС Востока и в ближайшее время начнется проектирование и строительство Уссурийской ТЭЦ.

- Через территорию Северного Приморья идет газопровод. Будут ли от него делать ответвления, чтобы газифицировать близлежащие населенные пункты?

- Первоначально в целом по краю предполагается газифицировать 21 муниципальное образование. Есть программа газификации Приморья, которая пока еще не утверждена губернатором, но находится сейчас на его рассмотрении. На территории моего избирательного округа планируется газификация Игнатьевки, рядом с которой проходит газопровод, также предполагается сделать ответвления к Лучегорску и Дальнереченску. К сожалению, из-за неготовности генплана Дальнереченского района, его села пока под газификацию не попадают, хотя некоторые и расположены совсем рядом с «трубой». Но я думаю, это дело наживное и в перспективе поселения Дальнереченского района попадут в эту программу. В целом по краю все, что находится в радиусе 20-30 км от «трубы», будет подключаться.

- На некоторых территориях Северного Приморья проводилось строительство гидротехнических сооружений в рамках краевой целевой программы «Защита от наводнений». В 2009 г. в связи с экономическим кризисом, эта программа была свернута. Планируется ли взамен ее новая программа, где будет предусмотрено окончание строительства?

- Я надеюсь на это. Действительно, большая доля программных мероприятий разворачивалась именно на территории Северного Приморья, где Красноармейский и Дальнереченский районы в силу своих географических особенностей серьезно страдают от наводнений. В эту программу вкладывались очень серьезные деньги - даже проектирование стоило сотни миллионов рублей, не говоря уже о физическом исполнении работ. Такие работы велись и в Красноармейском, и в Дальнереченском районах. Потом из-за отсутствия денег в бюджете все приостановилось. Но я надеюсь, что мы к этой теме вернемся. Это строительство необходимо. Хотя в последние годы, серьезных наводнений не было и, может быть, поэтому все успокоились. Но успокаиваться нельзя. Экономический ущерб от мощного наводнения превысит расходы на строительство дамб. Поэтому я, как действующий депутат, постоянно держу на контроле ситуацию вокруг программы защиты от наводнений. Да, сейчас краевые деньги консолидированы на стройки саммита АТЭС. В будущем году эти стройки свернутся, и строительный потенциал, который останется в крае, было бы хорошо повернуть на эти работы.

- Как вы оцениваете реализацию федеральной и краевой целевых программ «Поддержка малого и среднего предпринимательства» в Северном Приморье? Планируется ли увеличивать финансирование этих программ?

- Я думаю, что финансирование увеличиваться будет, тем более что в нее пока что не такие уж большие деньги заложены. Если говорить о краевой программе, то это в целом 67 млн. руб., из них порядка 14 млн. руб. на компенсацию беспроцентных ставок по кредитам предпринимателям и на получение ими беспроцентных ссуд. Насколько мне известно, на моем избирательном округе, порядка двадцати предпринимателей воспользовались этой возможностью, - льготы предоставили тем, кто вовремя подал документы и правильно их оформил. Какая ни есть, но это поддержка для малого и среднего бизнеса. Для людей, которые имеют желание, возможности и умение, чтобы начать свое дело, это хорошая возможность получить стартовый капитал в виде беспроцентной ссуды. Нужно сказать, что российское правительство очень озабочено этим вопросом и весьма пристально следит за тем, как работают такие программы в регионах. Очевидно, что в дальнейшем такая помощь будет не сворачиваться, а нарастать. Нам есть куда расти.

Нужно сказать, что у нас в Законодательном Собрании депутаты в этом вопросе проявляют очень большую заинтересованность. Часто в краевой парламент для отчета вызываются чиновники, которые курируют эту работу и их дотошно расспрашивают. Интерес со стороны депутатов вполне понятен. Все-таки эта программа - одна из форм решения тех проблем, которые имеются практически на каждом избирательном округе: это вопросы занятости людей и их зарплат.

- Лесопереработка - важная и перспективная отрасль экономики в Северном Приморье. Планируются ли какие-то меры со стороны краевых и федеральных властей по ее развитию и поддержке?

- Безусловно, меры будут, но нельзя сказать, что до этого ничего не предпринималось. Законодательное Собрание немало по этому вопросу работало. Например, был решен вопрос о запрете на рубку кедра. Были приняты меры, препятствующие экспорту круглого (то есть непереработанного) леса. Также депутаты принимали активные меры к разрешению недавнего конфликта между нашим крупным лесоперерабатывающим предприятием «ЛесЭкспорт» и представителями малых народностей в пойме реки Бикин. И я озвучивал в этом вопросе свою позицию. Она заключается в том, что необходимо искать разумный компромисс. С одной стороны, нельзя трогать места компактного проживания малочисленных народностей Северного Приморья. С другой стороны, нельзя замыкаться так, чтобы оставить без сырья предприятие, которое работает на экономику нашего края, которое открывает дополнительные рабочие места. Этому предприятию нужно сырье, тем более, что оно занимается не просто заготовкой леса, но и перерабатывает его. Нужно искать решение, с которым согласятся обе стороны.

Сейчас мы видим, что и политика государства в лесной отрасли меняется. Принимаются меры по жесткому контролю за лесопереработкой. Всерьез борются с лесными пожарами. Помню, два года назад я лично звонил в природоохранную прокуратуру, когда видел, что горит лес и никакие меры по его тушению не предпринимаются. А сейчас налажен космический мониторинг по лесным пожарам. Москва очень пристально следит за любыми нарушениями в лесной отрасли и за любое упущение взыскивает с исполнительной власти регионов. Лесная промышленность уже сейчас находится не в том диком состоянии, как несколько лет назад, когда она в основном специализировалась на экспорте леса-кругляка в Китай. Она развивается и становится все более цивилизованной.

- За последние 5 лет в Приморском крае за счет краевого бюджета построены 3 новые школы, еще на 2 школы деньги выделены и сейчас ведется их проектирование и строительство. Из этих 5 школ на территории вашего избирательного округа находятся 3. Я знаю, что вы, как депутат, добивались выделения денег для них. Вопрос: будет ли продолжена эта тенденция, будут ли на округе строиться новые сельские школы?

- Да, в 2006-2008 годах были построены школы в селах Красный Яр (Пожарский район) и Глубинное (Красноармейский район). А строительство школы в Рощино (Красноармейский район) уже начато в этом месяце. Для нее есть проект и бюджетные деньги, подрядчик уже определен. Будут ли строиться школы еще? Тут возникает вопрос целесообразности и эффективности. Дело в том, что я не знаю сейчас ни одной школы на моем округе, которая была бы переполнена детьми. Во всех стабильный недокомплект учеников, - сказывается общий демографический кризис в стране. И те школы, по которым был решен вопрос со строительством, возникли не на новом месте, а заменили собой либо сгоревшее здание, как в Глубинном, либо строения, пришедшие в полную негодность из-за ветхости, как в Красном Яру и Рощино. Причем, школы в Красном Яру и Глубинном строились «с запасом», в расчете на большее количество учеников, чем там сейчас имеется, и из-за этого возникли проблемы с содержанием этих школ, - слишком дорого и тяжело их отапливать и обеспечивать электричеством. В Красном Яру возникли проблемы с качеством строительства. Если на моем округе возникнет необходимость в новой школе, то конечно, этот вопрос будет решаться. Были бы достаточное количество учеников, - вот в чем проблема. Пока что я таких сел не вижу.

- Вы упомянули про проблемы с качеством строительства школы в Красном Яре. Она будет ремонтироваться?

- Да, сейчас я очень плотно работаю вопросу выделения денег на ее ремонт из краевого бюджета. Также ремонт этой школы будет софинансироваться благотворительным фондом «Северное Приморье». Кроме того, у нас по ней достигнута договоренность с главой Пожарского района Владимиром Синицыным, - районная администрация также будет помогать.

- Последний вопрос к вам, скорей, не как к депутату, а как к генеральному директору ОАО «ДЭК». Такое стратегически важное для экономики Северного Приморья предприятие, как Лучегорский угольный разрез переживает сейчас не лучшие времена. Выработка угля упала, из-за этого Приморская ГРЭС теперь вынуждена значительную часть топлива закупать «на стороне». Будет ли ЛУР модернизироваться? И если да, то сколько угля он сможет давать после модернизации?

- Проектная мощность ЛУР составляет 7 млн. тонн угля в год. За свою историю разрез в один или два года достигал этой мощности, - когда уголь был рядом, а вскрыша была минимальной. В настоящее время на ЛУРе добывается примерно 4 млн. тонн угля. Конечно, это мало. Оптимальная мощность для него, по-моему мнению, составляет 5,5 - 6 млн. тонн. Такова примерная потребность Приморской ГРЭС с небольшой долей привозного угля. При такой мощности работа разреза будет более эффективной, а себестоимость угля снизится. Но для этого нужно обновлять технику. Это можно сделать «залпом», а можно разбить по частям. В 2001 - 2002 годах для разреза была приобретена техника на миллиард рублей — горно-добывающая, железнодорожная, автомобильная, - и это открыло ему второе дыхание. После того техника хотя и обновлялась, но такой «залповой» закупки не было. В настоящее время ОАО «ДГК» готовится приобрести большое количество техники по лизинговым схемам. Благодаря этому, я надеюсь, производительность разреза сможет подняться до 6 млн. тонн в год, - имеющиеся запасы угля это позволяют сделать, опытный коллектив на разрезе есть, люди работать умеют. Так что, с учетом новой техники, для этого будет все необходимое.

Андрей Дементьев
газета «Дальнеречье»
22.09.2011